брат Иосиф Муньос-Кортес, хранитель Монреальской чудотворной Иверской иконы Божьей Матери

В ночь на 31 октября 1997 года в Афинах был убит хранитель Монреальской чудотворной Иверской иконы Божьей Матери Иосиф Муньос-Кортес.

В день, когда Церковь вспоминает апостола Луку, по преданию первого иконописца, а многие празднуют Хэллоуин, наш современник претерпел мучения за веру Христову и принял мученический венец.

Путь к православию

Иосиф (или по-испански Хосе) Муньос-Кортес родился в 1948(?) г. в Сантьяго (Чили) и принадлежал к очень знатному роду — к испанским аристократам Муньос-Кортесам. Помимо своей древности, этот род отличался горячей приверженностью к католической религии.

В 1962 г., проходя мимо православной церкви по дороге в костел, юный Иосиф услышал доносящееся из открытых дверей дивное пение, и ноги сами понесли его внутрь. Когда служба окончилась, к нему подошел настоятель, епископ Леонтий Чилийский, и спросил его, кто он такой. Назвав себя, мальчик задал владыке встречный вопрос:

— Скажите, а где я нахожусь?.

— В православной церкви.

— А чем Православие отличается от нашей веры?

У владыки не было на тот достаточного для разговора времени, и он ответил кратко, но обещал мальчику рассказать о православии подробнее, если он зайдет в храм еще раз.

Иосиф зашел еще раз, потом – еще, а потом стал ходить в православную церковь регулярно.

Когда через два года ему исполнилось 14, то встал вопрос – переходить ли из католичества в православие? Для себя самого Иосиф этот вопрос давно решил, но он очень боялся рассердить мать, глубоко верующую католичку. Каким образом ему удалось с ней договориться, неизвестно, тем не менее материнское согласие было получено.

Иосиф, с детства мечтавший стать художником, был поражен не только красотой православного богослужения, но и одухотворенностью русской иконы. Проучившись три года в православном колледже, Иосиф стал учиться иконописи. В Чили было не так много людей, которые могли бы научить чему-то в этой области. Поэтому молодой человек отправился в в Канаду, во франкоязычный Монреаль, штат Квебек (французский язык гораздо ближе к испанскому, чем английский, и он быстрее его освоил).

По приглашению архиепископа Канадского и Монреальского Виталия он переехал на подворье монашеского братства преподобного Иова Почаевского в Монреале и вскоре стал преподавателем истории искусств в Монреальском университете.

Чудесная икона

Когда Хосе задавали вопрос, почему Господь именно его избрал хранителем чудотворной иконы, он отвечал: «Я всегда молился Пресвятой Деве и никогда не просил чуда, никогда не просил Пресвятую Деву, чтобы Она дала мне какое-нибудь доказательство о Себе. Я верую в Божию Матерь, как верую в Бога. Я очень чту Божию Матерь, потому что так был научен в детстве моей матерью. Я верю, что Пресвятая Дева проявляет Себя там, где Она хочет».

Осенью 1982 года Иосиф с друзьями отправился в паломничество на Афон. Ему очень хотелось побывать в скиту святого Даниила, знаменитом своей иконописной мастерской. Но на пути к нему паломники заблудились. С Божьей помощью они вышли к скиту во имя Рождества Христова, где их приняли с любовью, угостили чаем и показали свою иконописную мастерскую.

Здесь и увидел Иосиф глубоко поразивший его образ Божией Матери. Он настойчиво просил продать ему эту икону, но получил отказ.

Молодой паломник горячо молил Богородицу позволить ему увезти Ее образ в Америку.

«Ночь я пробыл в скиту, – рассказывал он, – отстоял литургию. Во время пения «Достойно есть…» я на коленях просил Царицу Небесную отпустить святой образ со мной. После произнесенной молитвы я почувствовал душевное успокоение, как бы уверенность в том, что Пресвятая Дева поедет с нами.

Утром все монахи нас провожали, но игумена не было. И вот в последнюю минуту перед нашим уходом из монастыря мы его увидели. Он быстро спускался по лестнице с завернутой иконой в руках. Подойдя ко мне, он сказал, что отдает мне икону, так как она должна быть со мной, я хотел заплатить за икону, зная скромный образ жизни монахов и их нужду. Игумен строго сказал, что за такую святыню деньги брать нельзя.

Мое тело покрылось мурашками, я почувствовал, что произошло нечто необычайное. Я перекрестился, приложился к иконе и дал себе обет, что этот образ никогда не станет источником обогащения…»

Иосиф приложил свою икону к чудотворному образу Божией Матери «Вратарница», с которой она была списана. Вернувшись в Монреаль, он поместил икону у себя в комнате и каждую ночь читал перед ней акафист.

24 ноября 1982 года он проснулся около трех часов ночи и ощутил сильное благоухание. Взглянув на образ Пречистой, он заметил на нем капли влаги и подумал, что это стекает масло из лампады. Но, вытирая их, он с изумлением обнаружил, что благоухание исходит именно от них. Ему стало ясно, что это – благовонное миро.

Икону отнесли в храм, положили на Престол и во время литургии струйки мира явно потекли от изображения рук Младенца Христа. С тех пор икона мироточила постоянно, за исключением Страстной седмицы.

Всегда с молитвой

Иосиф Муньос-Кортес стал возить чудотворный образ по православным приходам разных стран – Америки, Западной Европы, Новой Зеландии. Везде, где появляется икона, совершались многочисленные исцеления душевных и телесных недугов.

Известны многие случаи возврата людей к посещению храма, исповеди, причастию. Так, одна бедная женщина, узнав о смерти своего сына, готовилась лишить себя жизни, но, тронутая до глубины души при виде чудотворной иконы, раскаялась в своем ужасном намерении и немедленно исповедалась.

Благодатное воздействие Пречистой пробуждало и преображало верных, нередко застывших в косном веровании.

Сам же хранитель иконы, бывший в тайном постриге (который, вероятно, получил от передавшего ему икону схиигумена Климента), постоянно молился. Совершать многочисленные и утомительные поездки с иконой ему помогала Иисусова молитва.

В дороге у него не было возможности совершать ежедневное монашеское правило, и он заменял его Иисусовой молитвой; часто спутники видели, как он молился по четкам, сев и склонив голову к коленям, по традиции византийских исихастов.

Иосиф Муньос с Татьяной Филипьевой около Монреальской Мироточивой иконы в Бразилии, в 1997 году. Один из последних снимков Иконы и Иосифа

Когда Иосиф жил у себя дома в Монреале, он ежедневно старался вычитывать весь богослужебный круг. На молитве он обычно всегда стоял, хотя при его слабом здоровье это зачастую было мучительно (Иосиф страдал диабетом и другими недугами).

Он говорил, что в молитве очень важно быть постоянным и не отступать от раз взятого на себя правила.

Предчувствие

Летом 1996 г. Иосиф побывал на Афоне, чтобы проститься с умирающим схиигуменом Климентом. Тогда о. Климент предсказал ему, что следующий 1997 год будет для хранителя Иконы судьбоносным, произойдут страшные события и «ты будешь подвергнут страшной клевете».

За год до смерти Иосифу случилось страшное видение, как он говорил, «это был не сон, а совершенно наяву». Он проснулся ночью и почувствовал, что связан по рукам и ногам. Рот у него был тоже завязан, и он не мог ни говорить, ни кричать. Он пытался освободиться, но не мог и только молился в себе.

Накануне мученической кончины Иосиф вместе с о. Александром Ивашевичем посетил древний монастырь на греческом острове Андрос, чтобы поклониться его святыням. Открывший им двери храма обители монах чрезвычайно удивился тому, что древний настенный образ Богоматери стал обильно слезоточить.

На Иосифа это знамение Божией Матери произвело настолько глубокое впечатление, что он несколько раз один раз повторил о. Александру: «Отче, я чувствую, что очень скоро произойдет что-то страшное. Не знаю, что именно, но что-то чувствую». Эти же слова он повторил и священнику и утром накануне своей гибели.

Кроме того, незадолго до гибели в интервью журналу «Русский пастырь» Иосиф сказал:

«Верующие должны быть готовыми умереть за истину, не забывать, что приобретая здесь врагов, приобретаем Небесное Царство… Потеряв земную жизнь, обретаем небесную. Мы не должны бояться смерти за Христа».

Мученический венец

Его нашли в номере афинского Гранд-отеля. Дверь была закрыта изнутри, горничная утром не смогла войти в номер. Комната № 860 была угловой и выходит на балкон, единственный балкон в Гранд-отеле, с которого можно попасть на крышу ближайшего здания. Убийцы сравнительно легко проникли в номер и также легко оттуда ушли, никем не замеченные.

Перед судом в качестве обвиняемого предстал румын Николай Чиару, но он, по-видимому, был не главным действующим лицом.

Предположительно убийц было трое: один держал, другой завязывал руки и ноги, а третий наносил удары. Убийство было тщательно запланировано. Проводивший экспертизу врач объяснял, что в рядовых убийствах жертвы обычно завязывают впопыхах и неаккуратно. Иосиф был очень акккуратно завязан и так, чтобы причинить ему сильное страдание.

Страшные пытки продолжались примерно полчаса, после чего Иосиф долго еще умирал в одиночестве.

Человек, при жизни не давший ни единого поводу усомниться в своей нравственной чистоте, после своей мучительной смерти был еще и подвергнут многим укорам, в прессе появлялись домыслы и сплетни, и лишь по прошествии какого-то времени началась переоценка случившегося.

Где находится чудотворная Монреальская икона Божьей Матери – неизвестно.

Неугасимая свеча

На тринадцатый день после кончины тело убиенного прибыло в Троицкий монастырь в Джорданвилле. Именно там брат Иосиф завещал похоронить себя.

Хоронить мученика собирались в закрытом гробу, но по распоряжению архиепископа Лавра был вскрыт пластиковый мешок, в котором тело перевозилось.

Отчетливо были видны следы страданий и пыток, которым он подвергнулся в последние часы своей жизни: переломанные в суставах пальцы, багровые рубцы от каната на лице, шее, в местах, где были связаны руки. Но всех поразило отсутствие каких бы то ни было признаков тления.

Богослужения прошли очень торжественно и молитвенно. Рано утром была заупокойная Литургия, после неё трапеза-поминки, а в 12-45 началось отпевание, которое совершил преосвященный архиепископ Лавр в сослужении 20-ти священников и 3-х протодиаконов.

Большой храм был переполнен молящимися, съехавшимися из Канады, Европы, Южной Америки, Калифорнии. Всего собралось около 450 человек. Прекрасно пели два хора, по 40 певчих на каждом клиросе. Служба и прощание с усопшим длились три часа, при открытом гробе.

Когда Иосифа несли на кладбище, болящий иеромонах Аверкий, не смогший по немощи присутствовать на отпевании, вышел из своей кельи чтобы наблюдать похоронную процессию, и в это время он почувствовал сильный аромат мира. Тот же аромат услышали и другие богомольцы.

Так Богородица помазала Своего мученика нетлением и благоуханием небесного мира в знак его приятия в Небесное Царство в лик мученический.

На сороковой день после кончины Иосифа Муньоса-Кортеса, хранителя Мироточивой Иконы Иверской Божией Матери, на его могиле, находящейся на продуваемом ветрами со всех сторон монастырском кладбище, можно было наблюдать еще одно чудо – негасимые в снегу и на ветру свечи…

По материалам:

Игумен Феофан. Последний мученик Церкви Христовой, «Суздальские Епархиальные Ведомости» № 24 (сентябрь 2006-февраль 2007).

Инна Симонова, «Монреальская трагедия», «НГ-религии», N 2 (14) 1998 г.

«Величайшее чудо ХХ века: чудотворная Иверская Монреальская икона Божией Матери», Азбука.ру

«Иверская икона Божией Матери явленная в Монреале», сайт Русской Православной Церкви святых новомучеников и исповедников Российских в Бруклине.

Комментарии к записи брат Иосиф Муньос-Кортес, хранитель Монреальской чудотворной Иверской иконы Божьей Матери отключены

Filed under Uncategorized

Обсуждение закрыто.