евангелие от Варнавы: вгляд мусульман и христиан

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ ВАРНАВЫ ХРИСТИАНСКО-МУСУЛЬМАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Как Всемирный совет церквей, так и Римско-Католическая Церковь, прилагают большие усилия по улучшению отношений между христианами и мусульманами. В структуре ВСЦ в течение ряда лет существует комиссия «по диалогу с людьми живых вер и идеологий», в задачу которой входит проведение межрелигиозных диалогов и, в частности, с представителями ислама. В рамках Конференции Европейских Церквей в начале 1980-х гг. была создана комиссия «Ислам в Европе», которая занимается установлением и развитием отношений с теми мусульманами, которые живут в европейских странах в силу давних исторических причин, а также с теми приверженцами ислама, которые находятся в ряде западноевропейских стран в качестве иностранных рабочих. В Римско-Католической Церкви эта работа проводится как следствие ряда положительных заявлений II-го Ватиканского собора (1962-1965 гг.) о духовных ценностях ислама. В связи с этим имел место целый ряд международных и межрелигиозных встреч, которые способствовали сотрудничеству и началу межрелигиозного диалога.

Все это в целом является отрадным явлением, потому что христиане и мусульмане могут и должны находить пути сотрудничества по социально-политическим проблемам, несмотря на все спорные богословские и идеологические вопросы. Для содействия этим целям на протяжении прошедших нескольких лет на Западе было опубликовано много книг и статей, посвященных этим проблемам.

Как с христианской, так и с мусульманской стороны время от времени на это взаимное стремление к улучшению отношений иногда раздаются неоправданные утверждения о том, что будто бы христианско-мусульманский диалог способствует ненужному синкретизму. Кроме того, некоторые мусульмане утверждают также, что христиане в настоящее время якобы следуют не первоначальному, провозвещенному Иисусом Христом учению, а искаженной его версии, а апостола Павла обвиняют в искажении истинного Евангелия. В качестве примера некоторые мусульманские богословы ссылаются на так называемое «Евангелие от Варнавы». Это «Евангелие» приверженцы апостола Павла якобы в течение многих веков скрывали, но, к счастью, оно было вновь обнаружено. И действительно, в 1709 году в Амстердаме была найдена итальянская рукопись, озаглавленная «Евангелие от Варнавы».

Впоследствии эту старинную итальянскую рукопись подробно изучал Эдуард фон Муральт (1808-1895), хранитель богословских рукописей и книг в Императорской Публичной библиотеке (Санкт-Петербург). Он написал и опубликовал на французском языке описание этого «Евангелия». В Публичной библиотеке хранился испанский перевод «Евангелия от Варнавы»; именно эту рукопись видел здесь молодой литератор Хуан Валера-и-Алькала Гальяно (1824-1905), прибывший в Санкт-Петербург в 1856 году в составе испанской дипломатической миссии. Вот что пишет он по этому поводу.

«Я побывал в Публичной императорской библиотеке, где с каждым днем растет число книг и сейчас насчитывается около 700.000 томов… Из наших (т. е. испанских – а. А.) я видел одну книгу с письмами-автографами Филиппа II-го и испанский перевод Евангелия-апокрифа святого Варнавы, которого некий Хуан Максим перевел также на итальянский. Я не знаю, ведомо ли испанскому переводчику, что это Евангелие нашли в могиле на груди святого, на острове Кипр или в пещерах Святой горы, когда обнаружили кости мучеников и первых проповедников Евангелия в Испании. Переводчик говорит в прологе, что в этих пещерах нашли сотни советов и сентенций, которые продиктовала Мадонна и которые записал ее верный слуга; жизнь, проповедование и чудеса святого апостола Иакова; восемь вопросов Петра, и другие книги в том же духе.

Но, правду говоря, остается много неясных моментов, или, по крайней мере, я не могу прояснить некоторые частности. Так, например, я не знаю наверняка, является ли Евангелие, переведенное Хуаном Максимом, тем же, что переводит испанец, или это другое; существует ли на арабском или на другом ученом языке оригинал одного или двух Евангелий; если допустить, что имеется два, сочинил ли его испанский переводчик или перевел его с намерениями чисто литературными или с целью искусить людей и склонить их к исламизму, потому что апокрифический евангелист называет Христа пророком, а не Сыном Божиим, предсказывает приход Магомета и защищает обрезание и воздержание от некоторых яств и напитков».1

В другом месте своих записок Хуан Валера добавляет: «Сеньор Муральт хочет знать, существует ли в Испании Евангелие от Святого Варнавы, описание которого он сделал, или оно известно в оригинале. Он предполагает, что, возможно, упомянутое Евангелие является произведением мавров или морисков в угоду ислама».2

В начале ХХ-го века английский священник Лонсдейл Рэгг решил перевести эту рукопись на английский язык и издать ее в качестве литературного памятника. К тому времени рукопись находилась в Вене в Австрийской национальной библиотеке. Своему переводу, изданному в Оксфорде, Л. Рэгг предпослал пространное историко-критическое введение (76 страниц). Таким образом, широкий круг лиц смог теперь ознакомиться с этим трудом под названием «Истинное Евангелие об Иисусе, называемом Христом, новом пророке, посланном Богом в мир, по описанию Варнавы, Его апостола».

Опубликование этого «Евангелия» Л. Рэггом на Западе и в западных Церквах прошло незамеченным. Причина заключалась в том, что он убедительно доказал, что «Евангелие от Варнавы» – это подделка, написанная либо человеком, который поначалу был христианином и позже стал мусульманином, либо евреем, которого обстоятельства вынудили стать христианином, то есть так называемым марраном, а потом он, по собственной воле, стал мусульманином. Примеры таких двойных обращений известны из истории, особенно в средневековой Испании.

Во введении к Оксфордскому изданию «Евангелия от Варнавы» Лонгсдейл Рэгг отмечал: «Реальная дата его написания находится ближе к шестнадцатому веку, чем к первому».3

В то время как на Западе находка Л. Рэгга вскоре была предана забвению, это т.н. «Евангелие от Варнавы» стало широко распространяться в целом ряде мусульманских стран. Уже в 1908 г. оно было издано в арабском переводе и потом часто переиздавалось.

К этому тексту обращался видный исламский богослов Юсуф Али в своих толкованиях Корана. 4 С арабского языка «Евангелие от Варнавы» было переведено на урду и издавалось много раз большими тиражами. Были осуществлены также персидское и даже несколько индонезийских изданий, причем издание 1980 г. было переведено не с арабского, а с английского языка.

В 1977 г. генеральный секретарь «Совета Корана» в Пакистане Мухаммад Ата Ур-Рахим вновь издал перевод Л. Рэгга, причем это было сделано без какого-либо предварительного разрешения. Вполне понятно, что оригинальный итальянский текст и критическое предисловие Л. Рэгга были при этом опущены. К своему изданию М.А. Рахим написал собственное предисловие и послесловие, в котором он защищает подлинность этого «Евангелия». По утверждению М.А. Рахима, автором его был Варнава, сподвижник апостола Павла. Из спора между апостолом Павлом и Варнавой по вопросу о том, брать ли им с собой в Малую Азию Марка, М.А. Рахим делает вывод о наличии принципиального противоречия между «эллинистом» Павлом, идущим в Грецию, и Варнавой, который остается верным подлинному призванию. (см. Деян. 15, 36-41).

Далее М.А. Рахим ссылается на св. Иринея Лионского (ск. в 202 г.), который, якобы, цитировал «Евангелие от Варнавы». В трудах св. Иринея Лионского об этом, однако, невозможно найти никакого упоминания. Однако М.А. Рахиму и его приверженцам во всяком случае удалось снова оживить споры вокруг этого «Евангелия». Он сам написал книгу о подлинном «унитарном» христианстве, которое якобы восходит к апостолу Варнаве, но было вытеснено затем последователями апостола Павла со времени 1-го Вселенского (Никейского) cобора (325 г.). Его книга имеет многозначительный заголовок: «Иисус, пророк ислама».

В этой книге Мухаммад Ата Ур-Рахим выразил типичное мусульманское мнение: «Евангелие от Варнавы – единственное известное сохранившееся Евангелие, написанное учеником Иисуса. Оно считалось каноническим в церквах Александрии вплоть до 325 года нашей эры».5

«Евангелие от Варнавы», в качестве «священного предания», настоятельно рекомендует мусульманская исследовательница Сюзанна Ханиф в примечании к составленной ею библиографии по исламу. Она утверждает: «В этом Евангелии, в отличие от других, мы видим живого Иисуса, изображенного гораздо ярче и в соответствии с той миссией, которая Ему была поручена». Его («евангелие» – а. А.) называют «основное чтение для любого искателя правды».6 Другой мусульманский автор, М. A. Юссефф утверждает, что «по древности и подлинности никакое другое Евангелие не может сравниться с Евангелием от Варнавы».7

 

Мусульманская защита подлинности «Евангелия от Варнавы»

Прежде чем говорить о доводах, выдвигаемых исламскими богословами в защиту «Евангелия от Варнавы», следует хотя бы кратко отметить самые важные особенности этого литературного памятника, насчитывающего 222 главы. Сразу же вслед за заголовком, а также в последней главе (222-й) апостол Павел характеризуется как человек, который заблуждается, так как он, как и многие другие, введенные в искушение сатаной, проповедует, что Иисус – Сын Божий. По этой же причине апостол Павел проповедует также о ненужности обрезания и о возможности вкушения «нечистой» пищи. (Аргумент о том, что ап. Павел исказил якобы первоначальное христианское учение, встречается довольно рано у мусульманских авторов, занимавшихся защитой ислама в борьбе против христиан. Впервые он был заимствован из анналов христианско-иудейской полемики испанским автором Ибн Хазмом Кордобским (ск. в 1064 г.) и использован против христианства).

Какие же аргументы приводят мусульмане в защиту подлинности «Евангелия от Варнавы»? Эти доводы, во всяком случае, на первый взгляд заслуживают определенного внимания. Так, по словам М. Маудуди, известного современного пакистанского писателя и теоретика реисламизации, это «Евангелие» производит на него впечатление более подлинного и истинного, чем четыре других, включенных в Священное Писание Нового Завета. Другие мусульмане отстаивают подлинность «Евангелия от Варнавы», поскольку оно, по их мнению, поддерживает их предание о первоначальном, однако утерянном Евангелии, которое восходит к Самому Иисусу Христу. Мусульмане верят, что, как Коран пришел с небес к Мухаммеду, как Закон – к Моисею, так и единое «Евангелие» – к Иисусу Христу.

Но когда Бог, по мусульманскому воззрению, из-за грозившего Иисусу Христу распятия на кресте взял Его на небо, никому не было поручено записать этот единственный экземпляр «Евангелия», которое получил и проповедовал Иисус Христос. По мнению мусульман, то, что излагают четыре евангелиста, таким образом, может быть лишь воссозданием того, что оставалось в их памяти, и поэтому их Евангелия либо в равной мере хороши, либо в равной мере плохи. Согласно главе 221-й «Евангелия от Варнавы», Иисус Христос вернулся на землю для того, чтобы поручить Варнаве, самому лучшему и надежному из двенадцати апостолов, записать все, что тот от Него слышал.

В этом необычно длинном «Евангелии» мы встречаемся с таким Иисусом Христом, Который молится и постится как мусульманин. Он отрицает, что является Сыном Божиим, и даже то – что Он – Мессия (гл. 82). Мухаммед, который несколько раз упоминается здесь по имени, называется Иисусом Мессией. Иисусу Христу приписывается роль Иоанна Крестителя, о котором это «Евангелие» совершенно умалчивает, хотя об Иоанне Крестителе (Яхья) упоминается в Коране.

Из содержания «Евангелия от Варнавы» следует, что миссия Иисуса Христа ограничивается Израилем, в то время как весть Мухаммеда обращена ко всем народам. «Евангелие от Варнавы» подтверждает мусульманский взгляд о том, что Бог позже даст людям священную книгу Коран, для того, чтобы исправить прежние (гл. 44, 191, 192). Кроме того, Измаил, а не Исаак является тем сыном, которого должен принести в жертву Авраам (гл.44). В конце «Евангелия» утверждается, что вместо Иисуса Христа был распят Иуда Искариот (гл. 217). Этот последний момент в «Евангелии от Варнавы» подчеркивается весьма настоятельно (гл. 221). Отрицание смерти Иисуса на кресте – главная идея этого Евангелия; она точно соответствует мусульманскому учению. Множество мусульман принимают эту точку зрения, поскольку большинство их полагает, что вместо Иисуса был распят другой человек.

Итак, согласно «Евангелию от Варнавы», Иисус Христос был спасен от распятия, затем вернулся на землю для того, чтобы сделать Варнаву составителем подлинного Евангелия. Но, оказывается, что даже «Евангелию от Варнавы» не удается открыть истину о смерти Иисуса; эта привилегия оставлена за Мухаммедом. Другими словами, последняя глава этого «Евангелия» предсказывает собственную судьбу «сохраняемого в тайне Евангелия».

 

Христианские возражения против подлинности «Евангелия от Варнавы»

В рамках краткого обзора, естественно, невозможно назвать все основания, по которым христиане и, что очень важно, некоторое число мусульман отвергают это так называемое «Евангелие». Лучше всего начать с того момента, согласно которому Мухаммед называется в этом «Евангелии» по имени. Во вступлении упоминавшегося уже выше М. Маудуди, которое он написал к новому переводу «Евангелия от Варнавы» на урду (1974 г.), также говорится о том, что текст этого литературного памятника не мог быть таким первоначально, так как ни в Библии, ни в Коране не встречается пророков, которые столь детально говорили бы о людях и событиях далекого будущего так, чтобы даже называть их по имени. Описание событий Страстной пятницы в «Евангелии от Варнавы» также сделано таким образом, что оно точно совпадает с толкованием Корана, который был написан значительно позднее. Все это делает в высшей степени вероятным, что это «Евангелие» – дело рук сверхревностного мусульманина. Самый важный момент, в котором автор хочет убедить своих читателей, заключается в том, что Мессией является Мухаммед, а не Иисус Христос. Он даже вкладывает это утверждение в уста Самого Иисуса Христа. В «Евангелии от Варнавы» сказано: «Иисус признал это и сказал правду: «Я не Мессия…. Я послан дому Израиля как пророк спасения; но после меня прибудет Мессия» (гл. 42, 48).

Однако это утверждение не сможет убедить критически мыслящих мусульманских читателей, ибо оно находится в противоречии с Кораном. Каждый мусульманин знает, что Коран усваивает Иисусу Христу титул Мессии (аль-Масих). В 5-й суре Корана («Трапеза») об Иисусе Христе говорится как о «Мессии, сыне Марйам» (стихи 19, 76).

Отсюда становится ясно, что автор изучил Коран также недостаточно основательно. Автор вообще во многих местах противоречит Корану. Так, он говорит о «девяти небесах», в то время как в Коране говорится лишь о семи.

Из всего этого можно сделать вывод, что и с мусульманской точки зрения «Евангелие от Варнавы» не может быть первоначальным Евангелием, которое «снизошло» на Иисуса Христа. Но если бы даже это можно было бы предположить, то, в соответствии с существующим мусульманским взглядом, «Евангелие от Варнавы» должно было бы полностью соответствовать Корану. Мусульмане верят, что весть Торы, которая была открыта Моисею, псалмы, которые были даны Давиду, и Евангелие Иисуса Христа в своей сущности не противоречат друг другу. Исторические условия, в которых эти книги были даны через откровение, естественно, различаются, поэтому может быть различие в содержании этих книг по форме. Но, по мнению мусульман, это не должно было происходить в ущерб их содержанию по сущности.

Все указывает, таким образом, на автора, который с Библией был знаком лучше, чем с Кораном. Но изучение им источников христианства было не настолько основательным, чтобы ему удалось приписать свой труд апостолу Варнаве настолько совершенно, что этот труд мог быть принят в качестве еще одного Евангелия без всяких сомнений. Известно, что в период II-V вв. по Р.Х. был написан ряд апокрифических евангелий, авторы которых старались удовлетворить любопытство благочестивых читателей. Но современные западные издатели этой апокрифической литературы, такие как Хеннеке, Шнемелхер и М.Р. Джеймс, не посчитали нужным включить «Евангелие от Варнавы» в свою антологию апокрифических памятников. Причиной этому был слишком явный характер этой подделки.

Один из главных анахронизмов заключается в том, что в «Евангелии от Варнавы» использован текст Вульгаты – латинского перевода Библии, выполненного в четвертом веке, которым пользуется Римско-Католическая Церковь. Но настоящий Варнава мог писать только в первом столетии. Автор этой фальсификации доказывает свое незнание в области географии Святой земли и исторических условий, существовавших в Римской империи во времена земной жизни Иисуса Христа. Можно привести лишь несколько примеров из многих, показывающие грубые ошибки автора. Так, в главах 20 и 21 говорится о том, что «Иисус приплыл в Назарет», который на самом деле находится далеко от побережья. 8

Далее автор считает, что Иисус Христос из Назарета поднимался вверх в Капернаум. Но правильно было бы наоборот, так как Капернаум расположен ниже Назарета, а именно, на берегу Генисаретского озера.

«Варнава» сообщает о том, что Пилат был римским прокуратором Иудеи уже в те дни, когда Христос родился. Но на самом деле Пилат занял эту должность не ранее 26 или 27 года нашей эры».9

В «Евангелии от Варнавы» имеется и много преувеличений. Так, в 91-й главе сообщается, что римляне собрали 600 тысяч солдат для подавления беспорядков, возникших вследствие проповеди Христа. Но здесь необходимо учесть, что вся римская армия в те дни насчитывала не более 300 тысяч солдат. В 17 главе “Евангелия от Варнавы” упоминаются 144000 пророков, а в главе 18 говорится о 10000 пророков, замученных Иезавелью (сравн. 3 Царств, 18, 4) что представляет собой явные преувеличения. 10

Автор также пытается заставить читателя верить в плоды своей фантазии, утверждая, например, то, что когда Бог приготовил кусок глины, чтобы вылепить из него Адама, «сатана плюнул на глину. После этого ангел Гавриил удалил эту слюну, но при этом захватил и немного глины в этом месте. И потому получилось так, что у человека на животе есть пупок» (гл. 35).

В «Евангелии от Варнавы» встречаются и другие анахронизмы, например, рассказ о вассале, задолжавшем часть своего урожая господину (гл. 122) – иллюстрация средневекового феодализма; упоминание о деревянных винных бочках (гл. 152), в то время, как в Палестине вино разливалось в мехи; средневековая судебная процедура (гл. 121).

 

Время и место возникновения рукописи «Евангелие от Варнавы»

Мусульманские апологеты пытаются отождествлять это «Евангелие» с апокрифическим евангелием Варнавы, о котором говорится в так называемом Геласианском декрете (Decretum Gelasianum). Этот декрет приписывается папе Геласию (492-496гг.), но, вероятно, он был написан одним клириком из Северной Италии или Южной Франции в начале VI века. Однако нет никакого основания для такого отождествления двух «Псевдо-Варнав», так как не сохранилось ни одного отрывка из этого апокрифического евангелия, если оно вообще когда-либо существовало.

Голландский исследователь Ян Сломп подвергает сомнению это упоминание о «Евангелии от Варнавы» по нескольким причинам. Во-первых, упоминается только его название; нет ни слова о содержании или рукописях того периода. Во-вторых, оно названо поддельным и отвергнутым Церковью. В-третьих, «Декреты Геласия после изобретения книгопечатания были немедленно изданы, и имелись во многих библиотеках». Следовательно, «фальсификатор, по-видимому, имел доступ к этим декретам и воспользовался этим, чтобы придать своей собственной книге видимость правдоподобия и респектабельности».11

Основанием для сомнения в существовании апокрифического евангелия под именем Варнавы является и приводимая ниже история, которая содержится в «Деяниях Варнавы» – апокрифе V-го века. В этой книге рассказывается о деятельности Варнавы у себя на родине, на Кипре, куда он отправился после того, как расстался с апостолом Павлом (см. Деян. 15, 39). Эти истории о Варнаве, видимо, возникли на Кипре на основании благочестивых сказаний, которые приписывались апостольскому основателю Церкви Кипра – самому Варнаве.

В апокрифической книге «Деяния Варнавы» (ок. 478 г.) имеется ссылка на Евангелие, которое многие ошибочно считают Евангелием от Варнавы. Однако, ошибочность этой точки зрения ясно видна в следующей цитате: «Варнава, развернув Евангелие, которое мы получили от его товарища Матфея, принялся учить иудеев».12 Если преднамеренно опустить эту подчеркнутую фразу, то создается впечатление, что речь идет о “Евангелии от Варнавы”.

Согласно более позднему сказанию, кипрские епископы нашли бренные останки Варнавы, причем на его груди лежало Евангелие от Матфея, которое было переписано собственноручно Варнавой, то есть, буквально, скопировано. Таким образом, тот, кто в слове «переписано» пропустит приставку «пере» (либо по небрежности, либо из желания возвеличить апостола Варнаву), может в оставшейся части слова найти намек на «Евангелие от Варнавы». Подобное искушение и произошло с одним из апологетов «Евангелия от Варнавы»: для того, чтобы придать больше веса своим утверждениям о подлинности «Евангелия от Варнавы «, М. А. Рахим на странице 284 своего первого издания этого текста попросту опустил имя евангелиста Матфея.

Полный текст, как он был приведен выше, можно найти в английском издании Л. Рэгга. Но М. А. Рахим передает этот текст следующим образом: «На 4-м году правления императора Зенона (478 г. по Р.Х.) были обнаружены бренные останки Варнавы. На его груди нашли книгу евангелия от Варнавы, и она была написана им собственноручно». Это показывает, что доказательства существования «Евангелия от Варнавы» в истории Церкви можно найти только с помощью подтасовки исторических фактов.

Мухаммад Aта Ур-Рахим, утверждая, что «Евангелие от Варнавы» было в обращении во втором и третьем веках, путает его с «Посланием Варнавы». Это тем более странно, так как тот же Ур-Рахим признает, что в так называемый список «Шестидесяти Книг» они внесены как различные книги: «Номер 18. Послание Варнавы…. Номер 24. Евангелие от Варнавы».13

В одном месте Рахим в качестве доказательства существования “Евангелия от Варнавы” упоминает «Послание Варнавы».14

В кругах, близких к М.А. Рахиму, также регулярно происходит отождествление «Евангелия от Варнавы» с так называемым «Посланием Варнавы»(II в.). Это послание написано неизвестным автором во II-м столетии, и его авторство можно приписать апостольским мужам. Следует, видимо, предположить, что автор «Декрета папы Геласия», исходя из каких-то соображений, пришел к убеждению в том, что киприоты притязали на то, что обладают «собственным», очень древним Евангелием от Варнавы. Хотя епископы засвидетельствовали, что это было Евангелие от Матфея, которое находилось на груди у Варнавы, но на это впоследствии не было обращено внимание. Поэтому эта книга, незаслуженно получившая новое название, попала в перечень неразрешенных для церковного употребления текстов евангелий, так называемых апокрифов.

Однако следует вернуться к «Евангелию от Варнавы» в том виде, в котором оно во многих версиях распространяется сейчас среди мусульман. Самый старый манускрипт, как это было отмечено выше, написан по-итальянски. Но итальянский язык является сравнительно молодым, он произошел от вульгарной латыни. Поэтому кажется странным, что не найдено древнегреческих или древнееврейских рукописей «Евангелия от Варнавы», в то время как существует большое количество рукописей на греческом языке всех четырех канонических Евангелий. Многочисленность цитат из этих Евангелий в трудах отцов Церкви также дает непрерывное свидетельство надежности имеющихся текстов четырех Евангелий; эти свидетельства начинаются уже с начала II-го века по Р.Х.

Следует упомянуть об этом факте потому, что мусульмане придают большое значение именно цепи надежного предания. По поводу «Евангелия от Варнавы» английский исламовед Л. Беван Джонс замечает: «Самый ранний известный нам документ находится в итальянской рукописи. Ученые очень тщательно исследовали его и определили дату его написания примерно в пятнадцатом или шестнадцатом веке, то есть через 1400 лет после жизни Варнавы».15 Даже мусульманские сторонники этого Евангелия, например, Мухаммад Ур-Рахим признают, что не существует подобных рукописей старше 1500 года.

Хотя сегодня мусульманские апологеты активно пользуются этим «Евангелием», но ни один мусульманский автор, живший до пятнадцатого или шестнадцатого века, ни разу не упоминает о нем. Если бы оно существовало в то время, его наверняка цитировали бы. Рэгг отмечает: «Против заявлений о существовании Евангелия от Варнавы на арабском языке, мы должны выдвинуть аргумент о полном молчании о нем в полемической литературе мусульман».16

Рэгг перечисляет имена мусульманских авторов, к примеру, Ибн Хасма (ум. в 456 г.), Ибн Теймийа (ум. в 728 г.), Aбу’ л-Фадл Ал-Су’уди (писал в 942 г.) и хаджи Халифа (ум. в 1067 г.). Но ни они, ни кто-либо еще между седьмым и пятнадцатым столетиями, когда между мусульманами и христианами проходили богословские споры, не упоминает о Евангелии от Варнавы.

До пятнадцатого века у отцов и учителей Церкви также не встречается упоминаний о нем. Если бы «Евангелие от Варнавы» было подлинным, на протяжении такого длительного периода времени его бы неоднократно цитировали, подобно другим каноническим книгам Священного Писания. Более того, даже независимо от признания его подлинности, о нем имелись бы хоть какие-нибудь упоминания. Но в течение более чем 1500 лет никто из отцов Церкви ни разу не процитировал его. Ян Сломп категорически заявляет: «У Евангелия от Варнавы вообще нет традиции текста. 17 В отличие от этого «Евангелия», книги Нового Завета подтверждены более чем 5300 греческими рукописями, датированными вторым и третьим столетиями от Р.Х.

Язык итальянского манускрипта «Евангелия от Варнавы» является странной смесью двух итальянских диалектов – тосканского и венецианского. Кроме того, в тексте можно найти много ошибок в правописании, которые невозможно приписать автору, владеющему либо тосканским, либо венецианским диалектами. На обоих этих диалектах говорили тогда в университетском городе Болонье, но в этом городе находились также и студенты из Испании. Испанский исламист профессор М. де Эпальца доказал, что многие языковые ошибки в «Евангелии от Варнавы» типичны для человека, родным языком которого был испанский.

Форма этого «Евангелия» сравнима с так называемой «гармонией». Такие Евангелия-гармонии (одно из старейших было составлено еще во втором веке христианским апологетом Тацианом) включают в себя повествования из всех четырех Евангелий, поэтому они были зачастую очень объемистыми. Следует отметить, что и в «Евангелии от Варнавы» насчитывается 222 главы). Эти Евангелия-гармонии были очень употребительными в средние века; так например женевский реформатор Жан Кальвин (XVI в.) также пользовался ими. С XIV века существовали такие Евангелия-гармонии на тосканском и венецианском диалектах. (Обе эти «гармонии» в 1938 году были опубликованы Ватиканом в рамках научного издания).

В тексте «Евангелия от Варнавы» имеется указание на более точную датировку этой гармонии. Во 82-й главе автор вкладывает в уста Иисуса Христа слова о том, что цикл Святого года, который отмечался каждые сто лет, сокращается Мессией до одного года. Мессией в этой гармонии является Мухаммед. Не приходится ли здесь думать о ежегодном паломничестве (хадже), который совершается мусульманами во всем мире, причем не только в Мекку? Но откуда автор взял цикл в сто лет? Ведь в Священном Писании Ветхого Завета говорится лишь об одном торжественном году, отмечавшемся каждые 50 лет.

Известно, что папа Бонифаций VIII (1294-1308) учредил Святой год, который было решено отмечать каждые сто лет, начиная с 1300 года. Тот факт, что автору было известно о 100-летнем цикле, помогает датировать эту гармонию временем после 1300 года. Известный исламовед Джон Гилкрист в работе «Происхождение и источники Евангелия от Варнавы» пишет: «Такое замечательное совпадение приводит только к одному выводу. Автор «Евангелия от Варнавы» цитировал слова Иисуса о юбилейном годе, наступающем каждые сто лет, потому что он знал о декрете римского папы Бонифация». Гилкрист добавляет: «но он мог знать о декрете, только если он жил в одно время с римским папой или позже. Из этого явного анахронизма следует, что Евангелие от Варнавы не могло быть написано ранее четырнадцатого века после Рождества Христова».18

Но автору «Евангелия от Варнавы» была знакома также церковная практика сокращения 100-летнего цикла, то есть уменьшения времени между двумя Святыми годами. Преемники Бонифация VIII-го не могли ждать до 1400 года, так как Святой год приносил Риму материальную поддержку от большого числа паломников. Сначала из 100-летнего цикла сделали 50-летний, а позже – и 25-летний. (Например, не только 2000-й, но и 1975 год был Святым годом для Римско-Католической Церкви). Но бывали и такие папы, которые распоряжались отмечать Святой год каждые пять лет. Одним из них был папа Сикст V (1585-1590), к деятельности которого еще следует вернуться.

Но сначала нужно упомянуть о том, что в 1976 году в Австралии была обнаружена рукопись «Евангелия от Варнавы» на испанском языке. В предисловии этого «Евангелия» рассказывается, что один монах по имени фра (брат) Марино, позаимствовал это «Евангелие» из библиотеки папы Сикста V, в то время, как папа «впал в сон». Фра Марино рассказывает далее, что он принял ислам после того, как он прочел эту книгу. Далее он сообщает, что испанский текст основан на итальянском, составленном испанским мусульманином Мустафой де Аранда. (Следует отметить, что данной рукописью еще в 1734 году занимался в Англии известный переводчик Корана Г. Сэйл, так что эти данные были известны ранее по сообщениям Г. Сэйла).

Из содержания рукописи, обнаруженной в Мельбурне, следует, что Мустафа де Аранда бежал впоследствии в Стамбул. Это указание дает возможное объяснение того факта, что арабские примечания на полях итальянского текста выдают турецкую руку. Легко предположить, что имя фра Марино изменилось после того, как он обратился в ислам. Такое случалось в то время с людьми, переходившими из одной веры в другую. Поэтому представляется вероятным, что, несмотря на неясность происхождения этого «Евангелия», оно является делом рук одного и того же человека. Исходя из анализа типично испанских ошибок в итальянской рукописи, представляется чрезвычайно вероятным, что она происходит из Испании.

В то время, когда была написана итальянская рукопись (конец XVI века), испанские евреи или евреи, принявшие христианство (марраны) и перешедшие в христианство испанские мусульмане (мориски) страдали от инквизиции. Она оставляла им лишь один выбор: стать христианами или покинуть страну. Те, кто лишь внешне обратился в христианство, но у себя дома тайно следовал исламским обычаям, становился легкой добычей инквизиции. Французский исследователь Луи Кардайяк подробно описал этот период в своем труде «Мориски и христиане» (Париж, 1977 г.). В этой книге он также несколько раз упоминает о «Евангелии от Варнавы». Он обнаружил в Мадриде рукопись, датируемую 1630-1640 гг., в которой упоминается «Евангелие от Варнавы». Это является пока что самым ранним упоминанием об этом «Евангелии от Варнавы» из всех известных на сегодняшний день.

Можно предположить, что жестокие методы инквизиции, особенно между 1575 и 1610 гг., вполне могли навести одного из преследуемых морисков или марранов на мысль отомстить инквизиции за свое принудительное обращение и написать ложное евангелие. Естественно, что такую подделку нельзя было ввести в обращение в Испании, так как там инквизиция в то время подозревала верующих в ереси уже за один лишь перевод и издание истинных Евангелий. Гипотеза о мести инквизиции путем создания подложного евангелия не столь смела, как может показаться. В марте 1588 года в Гранаде при раскопках были обнаружены фрагменты на арабском языке, о которых существовало предположение, что они имеют апостольское происхождение. Спорный вопрос, возникший в связи с этой находкой, привел всю Испанию в волнение, длившееся более века. Лишь намного позже было обнаружено, что речь шла о фальшивке. Оказалось, что обнаруженные свинцовые листы были изготовлены двумя переводчиками-морисками Алонсо де Кастильо и Мигуэлем де Луна.

При изучении «Евангелия от Варнавы» бросается в глаза, что в 57-й главе золотой динар разделен на 60 минути. По мнению профессора Дэвида Мак Доуэлла, секретаря Британского Общества нумизматов, эти монеты встречались в Испании в западно-готский период, то есть непосредственно перед появлением ислама в Испании. Вполне естественно, что автор подложного «Евангелия» решил, что эти монеты достаточно древние для того, чтобы упомянуть о них в своем труде. Предположение о том, что автор фальшивки является человеком, ставшим жертвой инквизиции, подтверждается также и тем, что папа Сикст V упоминается в предисловии к испанской рукописи «Евангелия от Варнавы».

Дело в том, что Венеция между 1557 и 1711 гг. была одним из самых крупных центров обращенных в христианство евреев и мусульман с Иберийского полуострова (Испания и Португалия). В период между 1558 и 1568 гг. преследование морисков и марранов в Венеции инквизицией достигло кульминации, и именно в это время ее возглавлял там Феликс Перетти да Монтальта, ставший позднее папой Сикстом V. В качестве Великого Инквизитора Монтальта часто привлекал к дознанию марранов и морисков, дабы убедиться, что их обращение было искренним и честным. Те, кто лишь для видимости отказались от веры своих отцов, преследовались инквизицией. Поэтому представляется вполне вероятным, что под сутаной вышеназванного фра Марино, позаимствовавшего как уже упоминалось, из папской библиотеки рукопись «Евангелия от Варнавы», скрывался именно такой человек.

Текст «Евангелия от Варнавы» был проанализирован в книге французского исламоведа Ж. Жомьера «Египет: размышления о встрече с Аль-Aзхаром» (Vatican au Caire, 1978). Исследование Жомьера выявило в «Евангелии от Варнавы» наличие множества исламских элементов, которые, вне всякого сомнения, доказывают авторство мусульманина, вероятно, недавно обращенного». Там отмечено, по крайней мере, четырнадцать таких элементов. Например, Жомьер обращает внимание на слово «башенка» (храма, где якобы проповедовал Иисус), переведенное на арабский язык словом дикка, означающее помост мечети. 19

Затем, Иисус якобы учил только народ Израиля, а Мухаммед пришел «для спасения всего мира» (гл. 11). Наконец, “Евангелие от Варнавы”, уподобляясь Корану, отвергает богосыновство Иисуса, а проповедь Иисуса построена по образцу мусульманской хутбы, которая начинается с восхваления Бога и его святого Пророка (гл. 12). 20

Выше говорилось о том, что итальянская рукопись «Евангелия от Варнавы» была обнаружена в 1709 году в Амстердаме. Остается выяснить вопрос о том, как она там очутилась. Об этом до недавнего времени не было известно больше того, что сообщил Лонсдейл Рэгг в предисловии к первому печатному изданию рукописи в 1907 году. Свои сведения он почерпнул из труда английского ученого Джона Толанда, который вышел в Лондоне в 1718 году под названием «Назарянин», а также из его «избранных трудов», изданных после его смерти (1747 г.). Д. Толанд писал: «…сперва вы познакомитесь с краткой историей нового Евангелия, которое я обнаружил в 1709 году в Амстердаме. Это – мусульманское Евангелие, до сих пор неизвестное христианам. Ученый вельможа, который был столь любезен сообщить мне об этом (господин Крамер, консул Прусского короля, живший в Амстердаме), сам получил его из библиотеки человека большого имени и авторитета в названном городе, и от него часто можно было слышать, что он особенно высоко ценит именно это произведение».

Профессор Ян Сломп предпринял поиск, целью которого было выяснить имя этого человека – «большого имени и авторитета». Он изучил городской архив Амстердама в период между 1590 и 1710 г.г. За указанный период времени Ян Сломп не нашел среди именитых горожан Амстердама никого с такими научными познаниями, кто мог бы читать итальянскую рукопись и оценить ее значение. Но он обнаружил, что в то время в Амстердаме жил и работал биограф уже столь часто упоминавшегося папы Сикста V-го, итальянский историк Грегорио Лети. Прежде того, как он принял протестантизм, он эмигрировал в Нидерланды и работал там в качестве городского историка. Зять Грегорио Лети, богослов Жан ле Клерк (1657-1736) в 1718 году опубликовал анализ «Евангелия от Варнавы» в изданном им сборнике. Грегорио Лети умер в 1701 году, и его библиотека вскоре была пущена с публичного аукциона. Согласно приведенным словам дипломата Крамера, он купил эту книгу из библиотеки человека, только что умершего и имя которого он знал. Таким образом круг поисков наконец замкнулся. Крамер подарил (или продал) эту рукопись одному австрийскому принцу, и затем она попала в венскую библиотеку, где и находится в настоящее время.

 

Заключение

Исследования ученых в связи с происхождением «Евангелия от Варнавы» потребовали долгой и упорной работы. Большинство из них пришло к выводу о том, что эта книга возникла во время и в связи с деятельностью инквизиции в конце XVI-го века. В начале XX века, когда священник Л. Рэгг опубликовал текст этого документа, инквизиции больше не существовало, но в то же время положение в целом ряде мусульманских стран (сначала в Египте, а потом – в Индии и позднее – в Индонезии) было сравнимо с атмосферой времени написания «Евангелия от Варнавы», поскольку в названных странах ислам находился в обороне против активно действующих христианских миссий. Поэтому в этих странах так называемое «Евангелие от Варнавы» было использовано для защиты ислама. В Египте это «Евангелие» уже с 1908 г., а позже и в Северной Индии и Индонезии использовалось в качестве орудия мусульманских кругов для того, чтобы противодействовать работе иностранных христианских миссионеров. Три названные страны долгое время были вынуждены жить под колониальной опекой.

Но и в этих трех странах ряд мусульманских авторов, к счастью, отверг это «Евангелие» на основании того, что они считали его негодным и недостойным аргументом в споре между представителями ислама и христианства. Следует отметить, что в индонезийском мусульманском издании (1980 г., стр. 307) также имеется предостережение по поводу того, что «Евангелие от Варнавы» не соответствует требованиям, предъявляемым к священной книге. Индонезийский издатель пишет о том, что если оно и восходит к одному из учеников Христа, то позже в него были внесены многие дополнения.

Даже такой мусульманский автор как Сюзанна Ханиф, которая настоятельно «продвигает» «Евангелие от Варнавы», была вынуждена признать: «Подлинность этой книги бесспорно не доказана» и «она считается апокрифическим свидетельством жизни Иисуса». Другие мусульманские ученые также сомневаются в его подлинности. 21 Но по настоящее время эти критические голоса мусульманских ученых не оказывают значительного влияния на сторонников этого «Евангелия».

С 1973 года наблюдается увеличение интереса к этому так называемому «Евангелию» в крайних апологетических кругах движения «Джамаат-э-ислами» в Пакистане, среди приверженцев движения ахмадийа и среди руководства Всемирной Федерации мусульманских миссий со штаб-квартирой в Карачи. Эти три центра некритически используют любые апологетические средства, попадающие к ним в руки. «Евангелие от Варнавы» используется в апологетических целях во многих странах, как там, где мусульмане находятся в меньшинстве, так и в тех случаях, когда они составляют большинство населения страны, но чувствуют усиление влияния со стороны христианских миссионеров.

Хочется верить, что мусульмане в конце концов убедятся, что это средство является весьма ненадежным для защиты ислама и в будущем может обернуться против них самих. Попытки мусульман использовать «Евангелие от Варнавы» для оправдания ислама оказались тщетны, поскольку они не подкреплены доказательствами. Невозможно признать “Евангелие от Варнавы” подлинным свидетельством жизни Иисуса, написанным в первом веке. Эта фальшивка была изготовлена в позднем Cредневековье. Единственно подлинные, современные Христу повествования о Его жизни имеются только в Новом Завете, но они опровергают учение Евангелия от Варнавы.

Отношения между христианами и мусульманами во многих странах осложняются из-за споров вокруг этого «Евангелия». Христиане также должны извлечь для себя урок из этого печального положения. Ведь «Евангелие от Варнавы» появилось в конечном счете из-за недостатка уважения к представителям нехристианской религии – как иудаистам, так и мусульманам. Проблемы, которые сейчас имеются в отношениях христиан с мусульманами из-за этого «Евангелия», являются косвенным следствием плохого обращения, от которого приходилось страдать иудаистам и мусульманам в Испании и Португалии. Это происходило во время и вскоре после повторного завоевания бывших мусульманских владений Иберийского полуострова, во время так называемой Реконкисты.

Естественно, что христиане должны отвергать безудержные требования, выдвигаемые на основании «Евангелия от Варнавы», но это должно происходить в духе любви и в надежде на то, что Дух Святой приведет нас к подлинному послушанию учению Христову.

 

Ссылки

1 Валера Хуан. Письма из России. СПб. 2001, c. 122-123.

2 Там же, c. 266.

3 Лонгсдейл и Луара Рэгг. Евангелие от Варнавы. Oxford: Clarendon Press, 1907, p. 37.

4 Абдулла Юсуф Али. Значение блистательного Корана: текст, перевод и комментарии. 3 изд. Cairo: Dar Al-Kitab Al-Masri, 1938, v. 2, p. 230.

5 Мухаммад Aта Ур-Рахим. Иисус, Пророк ислама. Karrachi, Pakistan: Begum Aisha BawanyWaqf, 1981, p. 41.

6 Ханиф Сюзанна. Что должен знать каждый об исламе и мусульманах. Chicago: Kazi Publications, 1979, p. 186.

7 Юссефф, М. А.. Свитки Мертвого моря, Евангелие от Варнавы и Новый Завет. Indianapolis: American Trust Publications, 1985, p. 5.

8 Сломп Ян. Вопросы к «Евангелию» // журнал «Islamochristiana». Рим: Pontificio Institute de Saudi Arabia, 1978, v. 4, p. 9.

9 См. Сломп, 9

10 Сломп, 9

11 Сломп, 74.

12 См. Сломп, 110, курсив наш.

13 См. Мухаммад Ур-Рахим, 42-43.

14 Там же, 42.

15 Л. Беван Джонс. Объяснение христианства мусульманам. Calcutta: Baptist Mission Press, 1964, p. 79.

16 Рэгг, op. cit., p. 17.

17 Сломп, Там же. С. 74

18 Дж. Гилкрист. Происхождение и источники Евангелия от Варнавы. Durban, Republic of South Africa: Jesus to the Muslims, 1980, p. 16-17.

19 Сломп, там же, 7.

20 Сломп, Там же.

21 См. Сломп, 68.

архимандрит Августин (НИКИТИН), доцент СПбДА

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии к записи евангелие от Варнавы: вгляд мусульман и христиан отключены

Filed under ислам

Обсуждение закрыто.